Гл
Пс
Кс
 
Изобретателями не рождаются, ими становятся
МЕНЮ
 
   
ВХОД
 
Пароль
ОПРОС
 
 
    Слышали ли Вы о ТРИЗ?

    Да слышал!:
    Хотел бы изучить.:
    Нет.:
    ТРИЗ умер:

 
ПОИСК
 
 
Введите искомое слово

 
Подписаться на рассылку
Новости сайта www.triz-guide.com
   


ИННОВАЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
сертификация инноваторов
инновационные технологии
БИБЛИОТЕКА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ
Это интересно
ПРОДУКЦИЯ
 

ИР 9(705) за 2008 г. Защита прав изобретателя. Инновационное Простоквашино

 

Судьба у Патентного закона РФ 1992 г. сложная, полная драматизма и переделок «до основания, а зачем?». С 01.01.2008 г. он ничтожен, в ГК РФ введена гл.72 «Патентное право». Согласно п.2 ст.1358 ГК нарушением исключительного права патентообладателя признается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этой цели продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель…
Законодательство (ст.1353 ГК РФ) исключает выдачу не только двух патентов на идентичные изобретения, но и патентов на изобретение и полезную модель, если они идентичны и имеют одну и ту же дату приоритета. При этом не имеет значения, поданы такие заявки одним заявителем или разными. А в жизни суды завалены исками изобретателей, к которым присоединились новаторы по незнанию, а чаще присасываются любители чужой собственности, на нее получившие-купившие патенты на полезные модели — колесо, гвоздь, рычаг…
Права, какие уж есть, даны. Проблема в их совершенствовании и исполнении. О судебных разбирательствах на этом ринге мы писали (ИР, 8, 04, с.16). А вот история нарушения права на вознаграждение новатора В.Свинина за «Установку дозировочную» (п.м. 31994) администрацией ООО «ЛОЗНА» (ИР, 4, 08, с.28), оказывается, имеет свою завораживающую предысторию.
Бич нефтяников — отложения парафина и асфальто-смолистых компонентов. В промысловой практике для предупреждения этой беды используются ингибиторы, которые при постоянном дозировании способны продлить межочистной период работы скважины на несколько месяцев.
Поборовшись с причудами скважины, найдя оригинальное решение технического противостояния, изобретатель Геннадий Сазонов в августе 2002 г. (до В.Свинина!) разработал для дозированной подачи жидких ингибиторов в нефтяные скважины «Дозировочную установку» (пат. 2238393). Его пригласили на Лениногорский опытный завод нефтеавтоматики («ЛОЗНА») на должность начальника ОКБ. Изобретатели — народ практичный, всегда стремятся договориться с работодателем. Имея на руках конструкторскую документацию и поддержанный руководством, Сазонов в течение месяца внедрил изобретение в производство, и с 1 ноября 2002 г. «ЛОЗНА» приступила к выпуску нужной установки УДЭ-М.
Патентообладатель предложил администрации ООО «ЛОЗНА» составить договор на приобретение патента и выплату вознаграждения. Добро, и потенциальный покупатель подготовил четвре варианта договора, но не один не подписал. Вскоре патентообладатель-продавец был посажен в кресло директора ООО «ЛОЗНА», и казалось, что его сакраментальный вопрос о выплате вознаграждения снят. Стародубский, гендиректор МОАО «Нефтеавтоматика» (главное предприятие ООО «ЛОЗНА»). без обиняков разъяснил, что цивильный лист есть денежное содержание, мы, мол, не зря посадили изобретателя в кресло гендиректора ООО с окладом 26 тыс. руб.
В 2005 г. А.Стародубский был освобожден от работы в МОАО и, потеснив правообладателя Сазонова, стал руководителем проекта ООО «ЛОЗНА». Раздосадованный таким поворотом патентообладатель написал цидульку с требованием прекратить производство УДЭ-М, подпадавшей под действие пат. 2238393. Конфликтующему правдоискателю был задан вопрос: «Ты с нами или нет?» Тот как бы раздвоился и ответил: «Да, но вознаграждение положено платить, количество реализованных установок уже достигло 1140 шт., стоимость УДЭ-М 70 тыс. руб.».
Против несговорчивого изобретателя были применены превентивные и недружелюбные действия, не давшие результата. Неожиданно директор ООО «Техсервис» Е.Денисов предложил ему заключить с фирмой договор исключительной лицензии на использование изобретения за вознаграждение 1,2 млн руб. Стороны ударили по рукам. Патент из одного кармана удачно перекочевал в другой и соединился с договором, подлежащим регистрации в ФИПС.
Шло время, регистрация договора откладывалась, и несостоявшийся лицензиар с трудом вернул свой патент. Тогда потенциальный лицензиат сделал ему предложение: перейти работать на фирму техническим директором с окладом 80 тыс. руб. в месяц. «Добре», — легкомысленно согласился изобретатель и подал заявление о переводе из «ЛОЗНА» в «Техсервис». Уволился, но как вы, читатель, догадались, в ООО «Техсервис» его не взяли, технический директор там стал не нужен. Красиво кинули: «по собственному желанию» и за 11 месяцев до пенсии г-н Сазонов оказался безработным и обобранным. Теперь обманщики и без него могли выпускать что-то там дозирующее.
Пришлось наивному правообладателю подать в суд иск на ООО «ЛОЗНА» о причинении ущерба от незаконного производства и реализации УДЭ-М на сумму 7,1 млн руб. Понятно, началась настоящая война. Судебная техническая экспертиза признала, что элементы УДЭ, выпускаемой ООО «ЛОЗНА», соответствуют признакам формулы сазоновского изобретения. Тогда ответчик, используя свои связи в НИИ «Нефтепромхим» (Казань), от имени института подал в Палату по патентным спорам возражение на выдачу пат. 2238393. Однако здесь произошла осечка, ППС 26.06.2006 г. вынесла решение: «Отказать в удовлетворении возражения, патент оставить в силе».
Ах так! Противная сторона подает в следственные органы заявление о возбуждении уголовного дела. Дескать, изобретатель Г.Сазонов, будучи гендиректором завода, изготовил, вывез и продал ООО «Техсервис» четыре УДЭ, тем самым нанес материальный ущерб на сумму 240 тыс. руб. Дело заведено, судом избрана мера пресечения — подписка о невыезде. По ходатайству адвоката «изобретателя-расхитителя» назначается ревизия, которая не установила факт хищения и недостачи. Уголовное дело ввиду отсутствия состава преступления прекращено, но почему-то заявление невиновного подсудимого о привлечении к ответственности лжедоносчиков прокуратура оставила без внимания.
Изобретатель недоумевает: почему судья Лениногорского горсуда, несмотря на все положительные экспертизы, не допросив ни одного свидетеля истца, 26.12.2006 г. вынес решение в иске отказать. Похоже, что у истца-изобретателя Сазонова невелик опыт судебных разбирательств нарушения патентных прав. А ведь часто нарушение патента, когда оно касается устройства, существующего непосредственно у ответчика, не является очевидным. В этом случае бремя доказательства нарушения прав может быть весьма трудным, а то и практически неразрешимым. Вот почему патентная экспертиза нередко превращается в судейскую заточку. Заключение эксперта для суда не обязательно. Суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности (так гласит ст.67 и 87 ГК РФ).
В привычном состязательном судопроизводстве исследование доказательств производят стороны, а судья лишь следит, чтобы при этом не нарушался процессуальный регламент. Суд может вмешаться в исследование доказательств и по своей инициативе истребовать новые доказательства лишь в крайне редких случаях, когда стороны по каким-либо причинам затрудняются это сделать.
Отечественное — пусть и далекое от совершенства — трудовое право дает возможность работнику отстоять свои интересы в случае любой дискриминации. Возможно, именно дело не принятого на работу изобретателя выигрышное, закон на его стороне. Впрочем, пока судебные органы и работодатели не привыкнут к тому, что работник может побежать в суд, эксперты советуют сто раз подумать, прежде чем активизировать конфликт. Потому как выиграть суд у работодателя, а затем спокойно продолжить трудиться на прежнем месте практически невозможно.
С уровнем защиты патентного права в судах действительно швах, о чем свидетельствуют многие примеры судебной практики, о которых ИР рассказывает в рубрике «Защита интеллектуальной собственности». Это понятно, ведь советские студенты — нынешние судьи — не изучали в вузах буржуазное патентное право, нет и практики. Удивительно, никому в Верховном суде РФ за последние 15 лет не пришло в голову организовать для судей хотя бы семинар для изучения азов патентного права, рассказать о практике зарубежных судов.
И все же неудачный путь борьбы за свои права изобретателя Сазонова можно считать положительным вкладом в движение инновационного локомотива страны из глухого тупика, где функции стрелочника выполняют судьи. Лениногорский горсуд — это лишь первая судебная инстанция-полустанок. Истец, уступив в первом тайме, сможет обжаловать неправедное решение. Но не факт, что вышестоящие суды станут на законную сторону «сутяги-изобретателя». И помните, в конце 2007 г. законодатель, не объясняя причин и не затрудняя себя комментариями, тихо сократил срок подачи надзорной жалобы с года до полугода. Если вы не знали и опоздали, то привет, локомотив с места не сдвинете.
А.РЕНКЕЛЬ

Новости RSSНовости в формате RSS

Статьи RSSСтатьи в формате RSS

Рейтинг – 355 голосов



Напишите комментарий

(300 знаков)
If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
Защитный код:*
 


Главная » Новости » ИР 9(705) за 2008 г. Защита прав изобретателя.
© Институт Инновационного Проектирования,2008.
660018, г. Красноярск, ул. Д.Бедного, 11, кв.10 tel: +79131807248, +73912437716, English: +79131807248.